Краткое житие Серафима Саровского и подвиги преподобного

Наверное, нет в России святого, имя которого было бы на устах так часто, как и имя почитаемого в народе преподобного Серафима Саровского. Неудивительно, что все чаще пробуждается желание узнать о нем хоть что-то: когда жил, чем прославился и что такого важного сделал, что стал любимым русским святым. Об этом мы и расскажем в серии наших статей.

Детство и юность Серафима Саровского

Привычное всем слово биография в церковной практике заменяется на более точное – житие. Действительно, это емкое слово охватывает куда больше: и всю жизнь от рождения до смерти, и ее духовную основу, и обетование жизни вечной. И уже по тому, что происходит в этом житии, можно судить об особом Божием произволении о будущем святом.

Родился Серафим Саровский 19 июля 1754 года и был наречен Прохором. Надо сказать, что долгое время в его биографии стояла другая дата – 1759 год, и она встречается в некоторых статьях до сих пор.Последнее десятилетие велись исторические изыскания, было изучено немало архивных документов, и на данный момент сошлись на официальной дате рождения – 1754 год.

Родился Прохор в городе Курске, в семье купцов Мошниных. Исидор и Агафья люди были набожные и честные. Отец был владельцем кирпичных заводов и занимался строительством. Незадолго до смерти он заложил собор во имя преподобного Сергия, но вскоре умер, оставив вдову с трехлетним сыном. Примечательно, что архитектором плана храма был знаменитый Растрелли, а в 1833 году собор стал кафедральным.

Сергиево Казанский собор построенный родителями Серафима Саровского

После смерти Исидора строительство возглавила его вдова Агафья, женщина очень умная и добрая. А еще она была поистине богобоязненная, много молилась и помогала бедным и неимущим. Сына Прохора она воспитывала в вере искренней и доброте, приучила его и к молитве.

Агафья почувствовала и нечто особенное в своем сыне – уж очень он тянулся к Богу. Как-то раз по делам стройки Агафья Мошнина ходила вместе с Прохором в собор. Оказавшись на самом верху строившейся тогда колокольни, мальчик перевесился, оперся о перила, чтобы посмотреть вниз, и по неосторожности упал на землю. Испуганная мать с ужасом сбежала вниз, не чая найти сына живым, но, к величайшему удивлению, увидела его целым и невредимым. Сын рассказал ей, что его Ангел на крыльях опустил. Мать тут же слёзно возблагодарила Бога и поняла, что сын Прохор Богом храним.

Когда Прохору исполнилось десять лет, его начали учить церковной грамоте. Он был крепким мальчиком, умным, но при этом проявлял кротость и смирение. За учебу взялся с охотою, да вдруг сильно заболел.

В сонном видении Прохор увидел Пресвятую Богородицу, Которая обещала посетить его и исцелить от болезни. Проснувшись, он рассказал это видение своей матери. И тут случилось чудесное событие. В это время в Курске шел Крестный ход с чудотворной иконой Знамения Божией Матери. Вдруг начавшийся сильный дождь «заставил» Крестный ход зайти во двор Мошниной. Пользуясь этим случаем, Агафья вынесла больного сына, чтобы приложить к чудотворной иконе. Заметили, что после этого Прохор стал поправляться и вскоре выздоровел. Так исполнилось обещание Царицы Небесной посетить отрока и исцелить его. Учение свое Прохор продолжил после исцеления с усердием и особенно полюбил чтение Библии и духовных книг.

Старший брат Прохора, Алексей, занимался торговлею и имел свою лавку в Курске. Прохору приходилось помогать ему, учиться вести торговлю. Но к этому занятию не лежало его сердце. Все свое свободное время юноша старался посвятить Богу, почти каждый день стремился посещать храм. А так как торговля в лавке занимала значительное время, он вставал раньше других и спешил к ранней обедне.

Так он и возрастал в духовной жизни, а в семнадцать лет изъявил желание оставить мир и вступить на трудный путь иночества. К этому времени и сердце матери созрело отпустить его на служение Богу. И вот когда настал день прощания, Прохор помолился Богу, поклонился матери в ноги и спросил её родительского благословения. Агафья дала ему приложиться к иконам Спасителя и Божией Матери, и благословила его медным крестом. Этот крест – материнское благословение – батюшка Серафим носил на своей груди всю жизнь, до самого часа смертного.

Кто такой Серафим Саровский – начало иноческого пути

Пока юный Прохор был в раздумьях, в какой монастырь ему уходить, он решил отправиться в паломничество в град Киев. Ему хотелось самому увидеть труды Киево-Печерских иноков, испросить наставление старцев и получить благословение на монашество.

В паломничество Прохор отправился пешком в обществе пяти Курских купцов. В Киеве он узнал, что недалеко от св. лавры Печерской, спасается затворник по имени Досифей, имеющий дар прозорливости. К нему-то и решил идти юноша.

Житие Серафима Саровского

Прозорливый Досифей, видя благодать Божию почивающую на будущем святом, благословил его идти в Саровскую пустынь и сказал в заключение:

“Гряди, чадо Божие, и пребуди тамо. Место сиё тебе будет во спасение, с помощью Господа. Тут скончаешь ты и земное странствие твоё. Только старайся стяжать непрестанную память о Боге чрез непрестанное призывание имени Божия так: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешнаго! В этом да будет всё твоё внимание и обучение; ходя и сидя, делая и в церкви стоя, везде, на всяком месте, входя и исходя, сиё непрестанное вопияние да будет и в устах, и в сердце твоём: с ним найдёшь покой, приобретёшь чистоту духовную и телесную, и вселится в тебя Дух Святый, источник всяких благ, и управит жизнь твою во святыне, во всяком благочестии и чистоте. В Сарове и настоятель Пахомий богоугодной жизни; он последователь наших Антония и Феодосия!”

Беседа с дивным старцем Досифеем окончательно утвердила отрока в своем решение. После говения и причастия Святых Таин, он покинул Киево-Печерский монастырь, и отправился в дальний путь. Он вернулся ненадолго в Курск в дом своей матери, и это было его последнее прощание.

Дальнейшая биография Серафима Саровского

20-го ноября 1778 года, накануне праздника Введения во храм Пресвятой Богородицы, Прохор вступил в Саровскую обитель, где ему и предстояло прожить всю свою дальнейшую жизнь. Стоя в церкви на вечерней службе, юноша отметил, как священники благочинно служат и порадовался, что Господь привел его в эту обитель.

О. Пахомий был родом из Курска, а посему хорошо знал родителей Прохора.У своего юного земляка он увидел горячность служения и принял его в монастырь с отеческой любовью. И для начала направил его к казначею иеромонаху Иосифу, мудрому и любвеобильному старцу. Стал Прохор келейником старца и послушание свое исполнял с усердием и безропотно.

На это обратили внимание, и помимо келейного послушания молодой послушник стал участвовать и в чреде общих послушаний: выпекал хлеб, просфоры, трудился в столярне, был пономарем. Прохор, приученный к труду своей благочестивой мамой, бодрый силами, с усердием проходил все монастырские послушания. Испытывал и искушения, но преодолевал их с молитвой.

Прохор, как и бывало в Курске, старался приходить в церковь в ранние часы – к самому началу богослужения и выстаивал неподвижно даже продолжительные богослужения до самого конца. Очень берег себя от рассеянной молитвы в храме, внимательно вслушивался в церковное пение и чтение. Также Прохор избегал всякой праздности и предпочитал уединяться в своей келии для молитвы. С усердием он читал св. Евангелие и послания Апостолов, также и Псалтырь. Считал полезным иноку чтение трудов святых отцов, таких как: Шестоднев св. Василия Великого, беседы св. Макария Великого, Лествицу преп. Иоанна, Добротолюбие и проч. Не оставлял он и физического труда. Достигнув особого мастерства в столярном послушании, он вырезывал кресты из кипарисного дерева. Принимал Прохор участие и в общих послушаниях: вместе с другими братьями сплавлял лес, заготавливал дрова и т.п.

Но даже строгое монашеское житие в суровой обители было для юного Прохора тягостным, он стремился духом к уединению.Так он попросил благословение своего старца о. Иосифа уходить в свободное время в лес. Там в уединении юный послушник устроил себе нечто вроде келии и пребывал там в молитве.

В 1780 году Прохор тяжко заболел, и всё тело его распухло. Врачи не могли определить, что за болезнь постигла послушника, лишь предполагали, что это может быть водянка. Три года страдал Прохор от этой болезни, и провел значительное время в постели. Отец Пахомий и старец о. Исаия попеременно ухаживали за больным послушником. Оказалось, что вся братия уважала, любила и жалела Прохора, а настоятель уже стал опасаться за жизнь больного. Но когда о. Пахомий предложил пригласить врача или, по крайней мере, открыть кровь, Прохор неожиданно сказал игумену:

“Я предал себя, отче святый, Истинному Врачу душ и телес, Господу нашему Иисусу Христу и Пречистой Его Матери; если же любовь ваша рассудит, снабдите меня, убогого, Господа ради, небесным врачевством – причастием Св. Тайн”.

Просьбу Прохора выполнили. Сам старец Иосиф отслужил о здравии больного литургию, и юный послушник исповедался и причастился. Скорое выздоровление послушника вызвало у многих недоумение и лишь спустя некоторое время, уже будучи о. Серафимом, он открыл тайну некоторым. В тот день после причащения Св. Таин ему явилась Пресвятая Дева Мария, в несказанном свете, с Апостолами Иоанном Богословом и Петром и, обратясь к Иоанну лицем и указывая перстом на Прохора, Владычица сказала: “Этот Нашего рода!”

“Правую-то ручку, радость моя, – говорил о. Серафим церковнице Ксении, – положила мне на голову, а в левой-то ручке держала жезл; и этим-то жезлом, радость моя, и коснулась убогого Серафима; у меня на том месте, на правом бедре-то, и сделалось углубление, матушка; вода-то вся в него и вытекла, и спасла Царица Небесная убогого Серафима; а рана пребольшая была, и до сих пор яма-то цела, матушка, погляди-ка, дай ручку!” – “И батюшка, бывало, сам возьмёт, да и вложит мою руку в яму,- прибавляла матушка Ксения, – и велика же она была унего, так вот весь кулак и взойдёт!” Благодаря этой болезни и чуду исцеления дух Прохора окреп в вере, любви и надежде на Бога.

Житие Серафима Саровского в монашестве

Восемь лет нес свои труды послушник Прохор, а 13-го августа 1786 года, с соизволения Св. Синода, о. Пахомий совершил над ним иноческий постриг. Тогда и дано было ему имя Серафима, что значит «пламенный». А уже осенью того же года инок Серафим по ходатайству о. Пахомия, был посвящён в сан иеродиакона. Отец Серафим, и без того любивший церковную службу, с еще большим усердием предался поистине этому ангельскому служению. Все свое время в течении последующих пяти лет он почти беспрерывно находился в служении. Но даже с окончанием Божественной службы, он не торопился уходить их храма, и жалел лишь о том, что человек не может служить Господу беспрерывно, как Ангелы. Господь, видя любовь и усердие к подвигам, помогал о. Серафиму, укрепляя в его служении, так что порой батюшка не чувствовал ни голода, ни усталости. А однажды иеродиакон Серафим удостоился лицезреть самого Господа.

В Великий Четверток, на Божественной Литургии в положенном месте службы, иеродиакон Серафим произнес: “Господи, спаси благочестивыя и услыши ны!”, как вдруг изменился лицом и застыл.

Вот, что он об этом рассказал наедине старцам Саровским.

“Только что провозгласил я, убогий: Господи, спаси благочестивыя и услыши ны! и, наведя орарём на народ, окончил: и во веки веков! – вдруг меня озарил луч, как бы солнечного света; взглянув на это сияние, увидел я Господа и Бога нашего Иисуса Христа, во образе Сына Человеческого, во славе и неизречённым светом сияющего, окружённого небесными силами, Ангелами, Архангелами, Херувимами и Серафимами, как бы роем пчелиным, и от западных церковных врат грядущего на воздухе; приблизясь в таком виде до амвона и воздвигнув пречистые Свои руки, Господь благословил служащих и предстоящих; по сём, вступив во св. местный образ Свой, что по правую сторону царских врат, преобразился, окружаемый Ангельскими ликами, сиявшими неизречённым светом на всю церковь. Я же, земля и пепел, сретая тогда Господа Иисуса на воздухе, удостоился особенного от Него благословения; сердце моё возрадовалось чисто, просвещённо, в сладости любви ко Господу!”

В 1793 году тридцатичетырехлетнего о. Серафима возвели в сан иеромонаха, и теперь он сам мог совершать таинство Литургии. И это была самая высшая для него награда.

Примерно в это же время заболевает уже старенький отец Пахомий. Как некогда старец ухаживал за болящим послушником, так и отец Серафим с великой любовью стал служить умирающему старцу. У него же испросил благословение на дальнейшее пустынножительство, ибо к этому тянулась его душа.

Пустынножительство, искушения и подвиги Серафима Саровского

Подвиги свои о. Серафим нес с терпением и смирением. Носил он постоянно одну и ту же одежду: белый полотняной балахон, кожаные рукавицы, кожаные бахилы – вроде чулок, поверх которых надевали лапти, и поношенную камилавку. На груди висел медный крест, материно благословение, а за плечами старец нес сумку, в которой всегда при нем было св. Евангелие. Были у старца и тайные подвиги. Как некогда древние отцы пустынники, о. Серафим носил вериги. Он много молился и трудился. Живя в удалении от монастыря в келье в одиночестве, ему приходилось все делать самому, заготавливать и рубить дрова, собирать мох на болоте. Был у него и огородик, где батюшка Серафим сажал лук, картофель, свеклу и другие овощи, которыми он питался летом.

Все о Серафиме Саровском

Одно время батюшка Серафим брал в обители черствый хлеб, растягивая весьма малую его порцию на неделю. И то, из этого делился еще и с зверями и птицами, живущими в лесу. А несколько лет он совсем не брал в обители хлеба, и братия недоумевала, чем же питается старец.

Несмотря на скудный огородик, на котором росли овощи, был у батюшки Серафима еще один подвиг: три года он питался снытью, о чем потом и рассказал в одной беседе, как бы раскрывая пользу этой травы.

Пытались с отцом Серафимом жить монахи из обители, желая стать его учениками. Батюшка их охотно принимал, но те не выдерживали трудов и подвигов старца и уходили обратно в обитель. Так батюшка и нес свои подвиги в одиночестве и за все благодарил Бога.

Но такое богоугодное житие батюшки не нравилось врагу рода человеческого, и он стал наводить на монаха Серафима всяческие страхования. Преподобный противостоял этим напастям молитвой и лишь Бога просил сохранить его, а из пустыньки своей не ушел.

Нападение разбойников на Серафима Саровского

Тогда было попущено новое искушение, на этот раз от злых людей. 12-го сентября 1804 года Отец Серафим рубил дрова в лесу. К нему подошли неизвестные крестьяне, и с наглостью стали требовать денег: “К тебе ходят мирские люди и деньги носят”. Старец ответил: “Я ни от кого ничего не беру”. Но крестьяне не остановились и накинулись на него. Будучи очень высоким и физически сильным, да еще и с топором, отец Серафим мог бы защищаться. Скорее всего, такая мысль пришла бы многим мирским людям, но преподобный вспомнил слова Христа:

“Вси бо приемши нож ножем погибнут” (Мф. 26, 52). Тогда он опустил на землю топор и со сложенными крестообразно руками, молвил: “Делайте, что вам надобно”.

Тут один крестьянин схватил батюшкин же топор и обухом ударил о. Серафима в голову, да так, что у него изо рта и ушей хлынула кровь. Старец потерял сознание и упал. Злодеи же пришли в такую ярость, что продолжали его бить, и при этом тащили его по земле. Когда им показалось, что страец мертв, связали его веревками и бросили в сенях. В скромной хижине эти несчастные ломали печь, разобрали пол, но так ничего и не нашли. Увидев, в какой нищете жил монах, что кроме икон да пары картофелин ничего у него не было, злодеи смутились. У них проснулась совесть, и ужаснувшись о содеянном они в страхе убежали.

Милостью божией батюшка Серафим очнулся и даже сам кое-как развязал себя. И вместо ропота, он лишь благодарил Бога, что сподобился пострадать ради Него. А за злодеев своих помолился, чтобы Бог простил их. Ночь в кельи была полна страданий, и все же батюшка нашел в себе силы и на следующей день сам пришёл в обитель. Увидев окровавленного, избитого, с вышибленными зубами и запекшимися ранами отца Серафима, братия, ужаснулась. Но рассказал о случившемся батюшка лишь настоятелю о. Исаию и монастырскому духовнику. Все переживали за отца Серафима, и он до выздоровления остался в монастыре.

Целую неделю старец страдал так сильно, что не мог принимать не воды, ни пищи, и сна из-за сильной боли тоже не было. В конце концов, не видя улучшения, настоятель приказал послать за врачами.

После консилиума врачи недоумевали, как батюшка вообще мог выжить, и предлагали приступить к лечению немедленно. О. Серафим был тронут их сочувствием и был признателен врачам за их участие в его судьбе.

Когда решался вопрос с дальнейшем лечением, кто-то вдруг крикнул: “Отец настоятель идёт, идёт отец настоятель!” И вдруг о. Серафим уснул тонким сном. В котором увидел он дивное видение: подходит к нему с правой стороны постели Пресвятая Богородица в царской порфире, окружённая славою. За Нею следовали свв. Апостолы Пётр и Иоанн Богослов. Остановясь у одра, Пресвятая Дева перстом правой руки показала на больного и, обратясь Пречистым Ликом Своим в ту сторону, где стояли врачи, произнесла:

“Что вы трудитесь?” Потом опять, обратясь лицом к старцу, сказала: “Сей от рода Нашего”.

Когда в дверях появился настоятель, больной проснулся, и, к удивлению всех присутствующих, сказал, что он не хочет воспользоваться лечением обычным, а предоставляет свою жизнь Богу и Пресвятой Богородице, Истинным и Верным Врачам душ и телес, и просит на то благословение настоятеля. Врачи, поразившись терпению батюшки оставили его в покое. Он же после дивного сна пребывал в радости духовной некоторое время. А потом почувствовав облегчение от болезни: стал вставать с постели и немного ходить по келии, вкусил немного хлеба и белой квашеной капусты. И как только почувствовал в себе силы, возобновил свои духовные подвиги. И как напоминание, осталось в нем после избиения и болезни, согбенность в спине, и ходил он с тех пор согбенным, опираясь на топорик, или мотыгу.

Спустя пять месяцев батюшка, окончательно окрепнув, испросил благословения отца настоятеля возвратиться в свою пустыню. А крестьян тех нашли и хотели наказать, но батюшка Серафим за них вступился. Тогда крестьяне, понимая, как обидели святого человека, и как он же избавил их от праведного наказания, пришли к нему и со слезами просили прощения. Так закончилась эта история, в которой был посрамлен враг рода человеческого.

Молитвенные подвиги батюшки Серафима Саровского

После смерти настоятеля отца Исаии батюшка взял на себя новый подвиг – безмолвие. Посетителей он в этот период не принимал, а если в лесу случайно с кем-то сталкивался, падал ниц лицом.На приветствие случайных странников или желающих его посетить ничего не отвечал, а глаза поднимал только тогда, когда встречные уходили. В обитель батюшка тоже не ходил. И там назначали одному из послушников обязанность – носить старцу пищу в пустынь. Отец Серафим нуждался в этом в основном зимой, когда у него заканчивался запас своих овощей. Пищу послушник приносил раз в неделю и клал ее с молитвой на стол, а батюшка продуктами показывал, что ему принести в следующий раз: хлеба или капусты.

В это же время батюшка взял на себя и другой суровый подвиг – стояние на камне. По примеру древних подвижников, в глухом лесу, батюшка разыскал громадный гранитный камень. Но чтобы никто не видел его нового подвига, молился на камне батюшка по ночам, стоя на ногах, или на коленях, с воздетыми вверх руками.

В келии отец Серафим имел тоже камень, поменьше, и творил на нем дневные молитвы, лишь на непродолжительное время сходя с камня для отдыха и принятия пищи. От этого подвига ноги батюшки Серафима стали сильно болеть, и болезнь эта уже не оставляла его до часа смертного.

По прошествии пятнадцатилетнего пустыножительства своего, старец возвратился в обитель. Из-за болезни он не в силах был ходить как ранее, на воскресные литургии в монастырь, поэтому и остался здесь ради принятия Святых Пречистых Тайн Христовых. Но подвиги батюшка не оставил. Возвратившись по благословению нового настоятеля в свою монастырскую келью, которую покинул так давно, он тут же ушел в затвор, и никого не принимал. Лишь Причастие по благословению настоятеля Нифонта, приносили ему из больничной церкви в келью после ранней литургии по воскресным и праздничным дням.

Служение людям и кончина старца

Затвор длился почти пять лет. А в 1815 году Господь, батюшке явилась Богородица и повелела ему выйти из затвора и принимать людей. С этих пор двери кельи были открыты для всех: монастырская братия могла прийти к старцу во всякое время, мирские люди – после ранней обедни до 8 ч. вечера.

Людей батюшка принимал с радостью. В любое время встречал всех приходящих к нему пасхальным приветствием: «Христос Воскресе, радость моя!». Если у человека была особая нужда – помогал советом, если же такой нужды не было – давал общехристианское наставление.

Сердце батюшки Серафима было столь любвеобильным, что люди всегда уходили от него утешенным. А еще удивлялись, какой у батюшки был острый ум и крепкая память, и как он по-доброму со всеми разговаривал, так что у вопрошавших совета оставалось светлое впечатление от беседы с ним. Поражал многих и дар прозорливости, который Господь даровал старцу Серафиму для помощи людям.

Храм Серафима Саровского в Сарове

Этот период жизни старца был очень важным для людей. Именно здесь происходили исцеления по молитве батюшки, и наставления, которые он давал людям, часто меняли жизнь и самих вопрошавших и их близких. С некоторыми духовными чадами он делился сокровенными тайнами, которые лишь после его смерти становились общим наставлением в духовной жизни для всех желающих спасти свою душу. Но время жизни батюшки Серафима подходило к концу.

1-го января 1833 года (по старому стилю) о. Серафим пришёл в больничную церковь во имя свв. Зосимы и Савватия. Братья отметили, что старец помолился у каждой иконы и везде. После причастился Св. Христовых Таин, после литургии, он простился со всеми находившимися братьями. Благословив и поцеловав всех, утешил словами: “Спасайтесь, не унывайте, бодрствуйте: нынешний день нам венцы готовятся”.

Старец Серафим, когда уходил из кельи своей в пустынь, часто оставлял горящие перед иконами свечи. Брат Павел, иногда опасаясь пожара, говорил об этом батюшке, и услышал как-то в ответ: “Пока я жив, пожара не будет; а когда я умру, кончина моя откроется пожаром”. Так и случилось.

Второго января в шестом часу утра брат Павел, выйдя из своей келии к ранней литургии, почувствовал близ келии о. Серафима запах дыма. Прочитав молитву, брат постучался в дверь о. Серафима, но ответа на молитву не последовало. Тогда он позвал других братьев, вопрошая их, не случилось ли где пожара. Тогда один послушник, поднажав на дверь кельи, сорвал её с внутреннего крючка. У входа тлели книги и некоторые холщовые вещи, которыми старались одарить старца боголюбивые христиане.

В самой же кельи было темно. Монаху Петру пришлось на ощупь продвигаться внутри. Так он и нашел стоящего на коленях, со сложенными крестообразно руками уже неживого старца.

После литургии о. Серафима положили в гроб. Могилу вырыли там, где задолго наметил ее для себя сам старец. Тело блаженного старца стояло открытым в Успенском соборе восемь суток. Люди вереницей шли попрощаться с любимым батюшкой. Все плакали.

В то время в Глинской обители иеромонаху Филарету было видение, о котором впоследствии и сообщил его ученик. 2-го января, выходя из храма после утрени, отец Филарет увидел на небе необыкновенный свет и сказал: “Вот, так-то души праведных возносятся на небо! Это душа отца Серафима возносится!”

Было чудо и при самом погребении. Когда духовник хотел положить разрешительную молитву в руку о. Серафима, то рука сама разжалась. Игумен, казначей и другие видели это и долго оставались в недоумении, поражённые случившимся.

Погребение о. Серафима совершено было о. игуменом Нифонтом. Тело его предали земле недалеко от могилы Марка-затворника.

Так закончилась жизнь Великого Светильника земли Русской!

Татьяна Страхова

Комментариев нет